Мой девиз: Navigare necesse est! - Надо вести корабль!

Все реальности нашей планеты, имея разные варианты и много уровней, ярусов или слоёв воплощения, связаны между собой точками прохода или зонами перехода, которые имеют разные формы проявления, разную конфигурацию и размеры.


  1. Основная и проявленная для нас реальность Земли, или Земли-Геи.


2. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


3. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


4. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


5. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


6. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


7. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


8. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


9. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


10. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


11. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


12. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


13. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


14. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


15. Уровень, ярус или слой второй и неосновной реальности Земли.


16. Уровень, ярус или слой второй и неосновной для нас реальности Земли.


17. Один из уровней, ярусов или слоёв перехода из второй и неосновной для нас реальности Земли в её пятую и неосновную для нас реальность.


18. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


19. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


20. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


21. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


22. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в  экстравертном варианте.


23. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


24. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


25. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


26. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


27. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


28. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


29. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


30. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в экстравертном варианте.


31. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в интровертном варианте.


32. Уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в первом экстравертном варианте.


33. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли во втором экстравертном варианте.


34. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли в первом интровертном варианте.


35. Тот же уровень, ярус или слой пятой и неосновной для нас реальности Земли во втором интровертном варианте.

Наши Космические Учителя перемещаются в определённые пространственные поля, или в географические зоны основной для нас реальности Земли через свои точки проходов или зоны переходов, которые человек не может видеть так, как он видит летающих птиц, летящие самолёты, вертолёты и т.д., но может обнаружить их на фотографиях, если Космические Учителя сочли необходимым проявить своё присутствие в конкретной точке нашей пространственно-временной структуры. То есть, в отличие от точек прохода и зон перехода, птицы, самолёты, вертолёты и другие объекты всегда видны во время фотосъёмки.
Все фотографии, которые были сделаны мной для нашей исследовательской группы контакта "Диалог" и в интересах других людей, стали результатом информационно-духовного взаимодействия с группой диалога Единой биогенной структуры Космического Разума Вселенной галактики Млечный Путь, то есть с Ангелами-серафимами и представителями цивилизации уровня Кварт (уровня Сотворцов Вселенной) "Ангел-Учитель".
Для открытия точек проходов и зон переходов наши Космические Учителя используют свои базовые посты,
мобильные астрокосмопорты, а также мегаастрокосмолёты и другие свои возможности.


1. Москва 16 марта 2010 года, справа - зона перехода.


2. Москва 16 марта 2010 года, зона перехода (1).


3. Москва 16 марта 2010 года, зона перехода (2).


4. Москва 16 марта 2010 года, зона перехода (3).


5. Москва 16 марта 2010 года, зона перехода (4).


6. Москва 3 апреля 2010 года, справа - точка прохода.


7. Москва 3 апреля 2010 года, точка прохода (1).


8. Москва 3 апреля 2010 года, точка прохода (2).


9. Москва 3 апреля 2010 года, точка прохода (3).


10. Москва 3 апреля 2010 года, точка прохода (4).


11. Москва 10 апреля 2010 года, две точки прохода.


12. Москва 10 апреля 2010 года, первая точка прохода (1).


13. Москва 10 апреля 2010 года, первая точка прохода (2).


14. Москва 10 апреля 2010 года, первая точка прохода (3).


15. Москва 10 апреля 2010 года, первая точка прохода (4).


16. Москва 10 апреля 2010 года, вторая точка прохода (1).


17. Москва 10 апреля 2010 года, вторая точка прохода (2).


18. Москва 10 апреля 2010 года, вторая точка прохода (3).


19. Москва 10 апреля 2010 года, вторая точка прохода (4).


20. Московская обл. 15 мая 2010 года, зона перехода в центре фотографии.


21. Московская обл. 15 мая 2010 года, зона перехода (1).


22. Московская обл. 15 мая 2010 года, зона перехода (2).


23. Московская обл. 15 мая 2010 года, зона перехода (3).


24. Московская обл. 15 мая 2010 года, зона перехода (4).


25. Московская обл. 15 мая 2010 года, проявление девяти точек прохода.


26. 15 мая 2010 года, первая точка прохода (1).


27. 15 мая 2010 года, первая точка прохода (2).


28. 15 мая 2010 года, первая точка прохода (3).


29. 15 мая 2010 года, первая точка прохода (4).


30. 15 мая 2010 года, первая точка прохода (5).


31. 15 мая 2010 года, вторая точка прохода (1).


32. 15 мая 2010 года, вторая точка прохода (2).


33. 15 мая 2010 года, вторая точка прохода (3).


34. 15 мая 2010 года, вторая точка прохода (4).


35. 15 мая 2010 года, вторая точка прохода (5).


36. 15 мая 2010 года, третья точка прохода (1).


37. 15 мая 2010 года, третья точка прохода (2).


38. 15 мая 2010 года, третья точка прохода (3).


39. 15 мая 2010 года, третья точка прохода (4).


40. 15 мая 2010 года, третья точка прохода (5).


41. 15 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (1).


42. 15 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (2).


43. 15 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (3).


44. 15 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (4).


45. 15 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (5).


46. 15 мая 2010 года, пятая точка прохода (1).


47. 15 мая 2010 года, пятая точка прохода (2).


48. 15 мая 2010 года, пятая точка прохода (3).


49. 15 мая 2010 года, пятая точка прохода (4).


50. 15 мая 2010 года, пятая точка прохода (5).


51. 15 мая 2010 года, шестая и седьмая точки прохода.


52. 15 мая 2010 года, шестая точка прохода (1).


53. 15 мая 2010 года, шестая точка прохода (2).


54. 15 мая 2010 года, шестая точка прохода (3).


55. 15 мая 2010 года, шестая точка прохода (4).


56. 15 мая 2010 года, седьмая точка прохода (1).


57. 15 мая 2010 года, седьмая точка прохода (2).


58. 15 мая 2010 года, седьмая точка прохода (3).


59. 15 мая 2010 года, седьмая точка прохода (4).


60. 15 мая 2010 года, восьмая точка прохода (1).


61. 15 мая 2010 года, восьмая точка прохода (2).


62. 15 мая 2010 года, восьмая точка прохода (3).


63. 15 мая 2010 года, восьмая точка прохода (4).


64. 15 мая 2010 года, восьмая точка прохода (5).


65. 15 мая 2010 года, девятая точка прохода (1).


66. 15 мая 2010 года, девятая точка прохода (2).


67. 15 мая 2010 года, девятая точка прохода (3).


68. 15 мая 2010 года, девятая точка прохода (4).


69. 15 мая 2010 года, девятая точка прохода (5).


70. Москва 22 мая 2010 года, первая точка прохода (1).


71. Москва 22 мая 2010 года, первая точка прохода (2).


72. Москва 22 мая 2010 года, первая точка прохода (3).


73. Москва 22 мая 2010 года, первая точка прохода (4).


74. Москва 22 мая 2010 года, первая точка прохода (5).


75. Москва 22 мая 2010 года, вторая точка прохода (1).


76. Москва 22 мая 2010 года, вторая точка прохода (2).


77. Москва 22 мая 2010 года, вторая точка прохода (3).


78. Москва 22 мая 2010 года, вторая точка прохода (4).


79. Москва 22 мая 2010 года, вторая точка прохода (5).


80. Москва 22 мая 2010 года, точки прохода и зона перехода.


81. Москва 22 мая 2010 года, третья точка прохода (1).


82. Москва 22 мая 2010 года, третья точка прохода (2).


83. Москва 22 мая 2010 года, третья точка прохода (3).


84. Москва 22 мая 2010 года, третья точка прохода (4).


85. Москва 22 мая 2010 года, третья точка прохода (5).


86. Москва 22 мая 2010 года, зона перехода (1).


87. Москва 22 мая 2010 года, зона перехода (2).


88. Москва 22 мая 2010 года, зона перехода (3).


89. Москва 22 мая 2010 года, зона перехода (4).


90. Москва 22 мая 2010 года, зона перехода (5).


91. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (1).


92. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (2).


93. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (3).


94. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (4).


95. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (5).


96. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (6).


97. Москва 22 мая 2010 года, четвёртая точка прохода (7).


98. Москва 1 февраля 2011 года.


99. Москва 1 февраля 2011 года, базовый пост (1).


100. Москва 1 февраля 2011 года, базовый пост (2).


101. Москва 1 февраля 2011 года, базовый пост (3).


102. Москва 1 февраля 2011 года, базовый пост (4).


103. Москва 11 февраля 2011 года.


104. Москва 11 февраля 2011 года, базовый пост (1).


105. Москва 11 февраля 2011 года, базовый пост (2).


106. Москва 11 февраля 2011 года, базовый пост (3).


107. Москва 11 февраля 2011 года, базовый пост (4).


108. Москва 14 марта 2011 года.


109. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (1).


110. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (2).


111. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (3).


112. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (4).


113. Москва 14 марта 2011 года.


114. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (1).


115. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (2).


116. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (3).


117. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (4).


118. Москва 14 марта 2011 года.


119. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (1).


120. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (2).


121. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (3).


122. Москва 14 марта 2011 года, базовый пост (4).


123. Москва 24 марта 2011 года.


124. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (1).


125. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (2).


126. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (3).


127. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (4).


128. Москва 24 марта 2011 года.


129. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (1).


130. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (2).


131. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (3).


132. Москва 24 марта 2011 года, базовый пост (4).


133. Москва 26 марта 2011 года, зона перехода (1).


134. Москва 26 марта 2011 года, зона перехода (2).


135. Москва 26 марта 2011 года, зона перехода (3).


136. Москва 26 марта 2011 года, зона перехода (4).


137. Москва 26 марта 2011 года, зона перехода (5).


138. Москва 18 апреля 2011 года.


139. Москва 18 апреля 2011 года, базовый пост (1).


140. Москва 18 апреля 2011 года, базовый пост (2).


141. Москва 18 апреля 2011 года, базовый пост (2).


142. Москва 18 апреля 2011 года, базовый пост (3).


143. Москва 18 апреля 2011 года, базовый пост (5).


144. Москва 18 апреля 2011 года, верхняя точка прохода открыта.


145. Москва 18 апреля 2011 года, верхняя точка прохода закрыта.


146. Москва 7 мая 2011 года.


147. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (1).


148. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (2).


149. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (3).


150. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (4).


151. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (5).


152. Москва 7 мая 2011 года, базовый пост (6).


153. Москва 7 мая 2011 года, точки прохода открыты.


154. Москва 7 мая 2011 года, фрагмент правой точки прохода.


155. Москва 21 мая 2011 года.


156. Москва 21 мая 2011 года, базовый пост (1).


157. Москва 21 мая 2011 года, базовый пост (2).


158. Москва 21 мая 2011 года, базовый пост (3).


159. Москва 21 мая 2011 года, базовый пост (4).


160. Москва 21 мая 2011 года, верхняя точка прохода (1).


161. Москва 21 мая 2011 года, верхняя точка прохода (2).


162. Москва 21 мая 2011 года, верхняя точка прохода (3).


163. Москва 21 мая 2011 года, фрагмент точки прохода (1).


164. Москва 21 мая 2011 года, фрагмент точки прохода (2).


165. Москва 21 мая 2011 года, фрагмент точки прохода (3).


166. Москва 22 мая 2011 года, базовые посты и зона перехода.


167. Москва 22 мая 2011 года, первый базовый пост (1).


168. Москва 22 мая 2011 года, первый базовый пост (2).


169. Центральная часть первого базового поста (1).


170. Центральная часть первого базового поста (2).


171. Весь комплекс первого базового поста (1).


172. Весь комплекс первого базового поста (2).


173. Москва 22 мая 2011 года, второй базовый пост (1).


174. Москва 22 мая 2011 года, второй базовый пост (2).


Дневник в стихах (2002), реальности Земли и объектов Космических Учителей.

Дневник в стихах (1999 - 2001) и реальности Земли и Вселенной.  |  Дневник в стихах (2002), реальности Земли и объектов Космических Учителей.

ДНЕВНИК В СТИХАХ (2002)


О чём вы плачете, рождественские свечи?

Какая боль вам душу теребит?

И о какой такой сакральной тайной встрече

Моя душа и плачет и скорбит?

 

Пройдя сквозь мир людей звездою непорочной,

Душа Христа раскрылась и ушла,

Соединив в себе нетленной нитью прочной

Всех, в ком был Дух и в ком любовь была.

2002

 

Проплывают голубые,

Голубые облака,

Словно небом налитые, -

В них полощется река.

 

Вижу я сквозь них и гальку,

И желтеющий песок,

И снующих рыбок стайку,

И на леске поплавок.

 

Вижу нежные кувшинки

На длиннющих стебельках

И зелёные травинки -

Все в воде и в облаках!

 

Вот пришла вода в движенье

От речного ветерка

И распались на мгновенье

Голубые облака.

2002

 

Откричала осень, отдождила

В птичьих стаях и денёчках хмурых.

Отсвистела и отголосила

Стужа зимняя в безлистных чащах бурых.

 

Откружили листья, отшумели

В плясках буйных, ветренных, осенних.

Отбелели и обледенели

Реки быстрые в ледовых платьях зимних.

 

Отстучали шишки да орехи

В прелых иглах, в листьях облетевших.

Прилетали к нам лесные птахи,

Жались к ягодам рябин заиндевевших.

2002

 

Влюблённость первая

Подснежником пробилась

Среди снегов подтаявших, холодных.

Она, несмелая,

Как Золушка крутилась

Между тюльпанов длинноногих, модных.

 

Став к лету ландышем, -

Цветком сердечным белым,

Она окрепла средь травы зелёной,

Чтоб расцвести затем

Соцветьем нежным, спелым,

В нём - незабудкой, солнцем опалённой.

 

А осенью она

Из грёз своих спустилась

И стала хризантемою садовой.

Была в ней глубина,

Она не суетилась,

Готовая к зиме и к жизни новой.

2002

 

На звёздном небе нет луны,

Вдали - следы заката,

Уже деревья не видны

И день ушёл куда-то...

 

Куда ушёл и для чего, -

Спросить я не успела.

Что мне за дело до него?

Ушёл и солнце село.

 

И вместе с ним прошёл мой гнев,

Прошла моя обида,

В душе - я, может быть, и лев,

Сейчас сержусь "для вида".

 

Под солнцем среди бела дня

Она во мне засела.

Что зацепило так меня?

Сердиться надоело!

 

Мерцают звёзды в вышине,

Как будто ждут кого-то.

Луна взошла и стало мне

Уютней от чего-то.

 

Возможно, белый лунный свет

Молочною тропою

Отвёл сомненья, дал совет

И примирил с собою.

 

Как мало надо, чтоб понять:

Есть данность дня и света

И время есть, чтоб осознать

Зачем всё было это.

2002

 

Берёзовый лес распахнулся внезапно,

Как будто сказал: "Заходи!" -

Я будто бы шла по дороге этапной,

Не зная, что ждёт впереди.

 

Этапы: тропинки, пригорки, овраги

И берег лесного пруда,

Во мху мухоморы - лукавые маги,

Я, словно, жила здесь всегда!

 

Всегда со мной были стрижи и синицы,

А зимней порой - снегири.

И тут меня встретили щебетом птицы,

Позвали: "Скорей посмотри!"

 

Вошла, огляделась: берёзы, берёзы, -

Идёт белоствольный парад!

В траве между ними росинки, как слёзы,

Собой завершают наряд.

 

Алмазная россыпь росинок блестящих

Играет по бархату трав,

А я - среди моря берёз шелестящих,

У каждой - характер и нрав.

 

Одна - гладкоствольна, крепка и кудрява,

Другая - тонка и стройна,

А третья - смешлива, хотя и корява,

Но лесу любая нужна.

 

И чувствую я: здесь спокойно и чисто,

Светло даже в пасмурный день.

От ветра листочки дрожат как монисты,

Танцует их лёгкая тень.

 

Берёзы - сестрички, берёзы - подруги

И, даже, берёзы - семья

Тянули ко мне свои гибкие руки,

Как будто узнали меня.

 

Какая в них щедрость: тепла, солнца, лета!

Какие богатства таят

Любимицы белого цвета и света,

Как ласково, нежно глядят!

2002

 

Красавица над зеркалом сидела,

Осколки собирала на совок:

"И как оно так выскользнуть сумело?

Наверно, кто-то в этом мне помог!"

 

Протопали из кухни ноги брата.

"Пошёл отсюда, - крикнула, - дурак!"

Он ей в ответ: "Сама ты виновата"

И из-за двери показал кулак.

 

Припомнила: вчера на дискотеке

К ней пацаны прикольно подошли,

А две подружки-дуры для потехи,

Хихикая, в сторонку отошли!

 

Ну, отвалили! Ну, ушли! Так что же?

Потусовались, а потом - гуд бай!

Братишка из-за двери корчил рожи

"Ах, негодяй!, - вскочила, - получай!"

 

И началась в квартире потасовка,

Летело в цель, что было под рукой.

Так накалилась эта обстановка!

И вдруг она ему сказала: "Стой..."

 

Вдруг вспомнила, что зеркало когда-то

На день рожденья подарил ей брат,

Но если так: оно - подарок брата,

Тогда кто в этой ссоре виноват?

2002

 

Он своих близких позабыл,

Но помнил как зовут.

Бежал на зов, что было сил,

И сообщал: "Я тут!"

 

Хозяин брал с собой его:

Стоять, сидеть, гулять.

Он не боялся ничего,

Мог голос подавать.

 

Всё, что кидали далеко,

Учили находить

И, поднимая высоко,

Обратно приносить.

 

Он "место" знал, команды знал

И хорошо служил,

Он каждый запах различал,

А дружбой дорожил.

 

И лишь во сне, когда он спал,

Или когда дремал,

Он свою кличку забывал,

А близких вспоминал.

2002

 

Подтаявшая мартовская льдина

Похожа на стареющего босса.

Она как лайнер проплывает мимо,

Не зная предложения и спроса.

 

Она не знает, что ей очень скоро

Предложат расколоться и убраться

И спросят: отчего так споро

Она водой решила вдруг заняться?

 

Не знает, что края её обмякли,

А острые углы тупыми стали,

Не знает, что давно уходит в капли,

Что волны и ветра её достали.

 

Что не нужна она воде как крыша

И что весной в ней надобность отпала,

Не хочет знать об этом и не слышит,

А, может, постарела и устала?

 

Не знает, что река её не примет,

А выплеснет на берег, как растопит.

На берегу, возможно, льдина сгинет,

Или сама его собой затопит.

 

Не знает льдина, что конец уж близко,

Что песенка её давно уж спета.

Она не может действовать без риска,

Считает, что продержится до лета.

 

Её не будет, может быть, полгода,

А, может, больше - как покажет время,

Ведь, так давно придумала природа:

Зимой в мороз лёд на реке - не бремя!

2002

 

Над речкой берёзы склонились, -

Они любовались собой.

Их косы к воде опустились,

Играя с бегущей волной.

 

И листья их так трепетали

Под натиском ветреных грёз,

Как будто любви ожидали,

Чтоб кто-то их взял да унёс.

2002

 

Однажды летом вдоль лесной тропинки

Я долго шла, а рядом шли хвоинки, -

Опавшие, подсохшие иголки

От старой, осыпающейся ёлки.

 

Я шла и отдыхала от забот,

А рядом муравьиный шёл народ.

Он шёл колонной плотной - не толпой,

Казалось, что идёт поток живой.

 

Поток струился, плыл через кусты,

Пересекал опавшие листы

И, огибая камни, шёл вперёд.

Я думала: такая жизнь - не мёд!

 

Сочувствуя их жизни трудовой,

Расставшись со своей лесной тропой

И ненароком раздавив поганку,

Я с муравьями вышла на полянку.

 

Там, оказавшись в пекле, на жаре,

Мы вскоре к хвойной подошли горе.

Она была из ёлочных иголок,

Путь до неё мне показался долог.

 

Горою был гигантский муравейник,

Его строитель, видно, был затейник,

Коль умудрился так его создать,

Что смог он муравьям защитой стать...

 

От дней ненастных с ветром и дождём,

Подумала: посмотрим, подождём...

Хотелось мне и дальше наблюдать,

Но вдруг невольно стала вспоминать,

 

Как в результате пакости одной

Однажды шла охотничьей тропой

За бандой мелких злобных муравьёв,

Устроивших себе прекрасный клёв

 

Среди отличных, новеньких кассет,

Из плёнки приготовивших обед. -

Они в коробки с фильмами забрались,

В итоге мы без видео остались.

 

Все впечатления тех гнусных дней,

Наверно, взбудоражили сильней

Меня в тот миг и только от того,

Что я так восхищалась от всего,

 

Что видела, следя за муравьями -

Лесными братьями, почти друзьями.

Мой интерес пропал, я повернулась,

Ушла с поляны, на тропу вернулась.

 

Идя по ней дорогою своей,

Я думала: как много есть людей,

Готовых кем-то долго умиляться,

А, лишь заденут, непременно драться!

2002

 

Шоколадные лошадки

По арене гарцевали.

Лошадиные повадки,

Может, им и не мешали?

 

Может, им и не хотелось

В травы сочные забраться?

Может, им и не мечталось

В светлой речке искупаться?

 

И просторы полевые,

Может, их не привлекали,

И дороги столбовые

Их с собой давно не звали...

 

Дети ели шоколадки

И обёртками шуршали,

И смотрели, как лошадки

По арене гарцевали.

2002

 

Розы поникли и дряхлыми стали -

Пышный когда-то букет.

Долго они у меня простояли,

Но не утратили цвет.

 

В вазе вода стала мутно-зелёной,

Словно в зацветшем пруду.

Где аромат белой розы влюблённой?

Сник, как в засохшем саду.

 

Где свежесть листьев и живость бутонов,

И живописность стеблей?

Старые розы, как гостьи притонов,

Будто бы просят: "Налей!

 

Дай промочить нам просохшую глотку,

Дай же под завязь набрать!

Раньше нам столько вливали на сотку,

Чтобы могли мы блистать!"

 

Помню, блистали они! Собирали

Много восторженных слов,

Но от любовников скоро устали,

Как от несбывшихся снов...

2002

 

Лодкой белой месяц ясный

Плыл сквозь звёздный океан

И, пустившись в путь опасный,

Повидал немало стран.

 

Что он видел? Что он слышал?

Что он знал и понимал?

Для кого висел над крышей?

Что он среди звёзд искал?

 

Каждый день в ночном просторе

Он спешил за солнцем вслед.

Сколько видел в жизни горя?

Сколько помнил тысяч лет?

 

Знал он солнце, знал он ветер

И земные облака,

Знал он утро, ночь и вечер,

Видел день издалека.

 

Истончаясь, вновь рождался,

Становился молодым,

Но, блистая, не влюблялся,

Был холодным и седым.

2002

 
Нет в мире женщин роковых! -

Есть суеверные мужчины.

Всё, вроде, будто бы при них:

Квартиры, дачи и машины...

 

Но что они готовы дать

И чем согласны поделиться,

Чтобы Жар-Птицу удержать

И с ней навеки обручиться?

 

Кто ради той, в которой есть

Богиня, мать, дитя, отрада,

Готов нести благую весть,

Дверь в рай открыв, закрыть дверь ада?

2002

 

Синей лентою кипучей

Речка быстрая бежит,

А над ней тяжёлой тучей

Сокол лебедь сторожит.

 

То взметнётся над рекою,

То вдоль берега пройдёт, -

Помнит он её такою,

Что упорно встречи ждёт.

 

У него был нрав летучий,

Но прошло уж много лет

И теперь он ждёт над кручей

У реки её ответ.

 

Он, как прежде, - парень бравый,

Сильный, храбрый, не больной,

Не скупой, слегка кудрявый

И уже почти крутой.

 

- "Нет её! Что это значит?

Хочет гордость показать?" -

Сокол зол: "Ещё поплачет,

Век свободы не видать!

 

Разобиделась, что бросил?

Так добычу углядел!

Не таких ещё матросил!

Да, к тому ж на нары сел..." -

 

Монолог его прервался,

Он увидел, что летят:

Впереди краса-лебёдка,

Следом - десять лебедят.

 

Сокол взвился: "Что такое?!

Я к тебе со всей душой!

Прилетел, не знал покоя,

А с тобой такой конвой!"

 

Лебедь крыльями взмахнула

И ответила ему:

"Я тебя не обманула

И, что кружишь, не пойму.

 

Не шуми, дружок пропащий!

Не бери нас на испуг!

Ты мне друг не настоящий,

Ты - не сокол, а индюк.

 

Ты зачем сюда явился?

Здесь тебя никто не ждал!

Если думал, что мне снился,

Значит, ты не угадал.

 

Ты удрал? И ради бога!

У меня теперь семья.

У меня - своя дорога,

Есть супруг и сыновья.

 

Что ж, я всё тебе сказала,

Не ищи меня, прощай!" -

А ему всё, вроде, мало,

Вслед кричит ей: "Продолжай!"

 

От досады весь клокочет,

Камнем кинуться готов,

Заклевать её он хочет,

Уж нашел ей пару слов...

 

Только лебедь упорхнула,

Догоняй - не догоняй.

Как судьба его боднула! -

Всё сначала начинай?

2002

 

В золотистых косичках

Пшеничное поле,

Я над ним, словно птичка,

Летаю на воле.

 

Я - лесная певунья,

Пою, где придётся.

Моя песня-шалунья

Взлетает и льётся.

 

Я, в колосьях купаясь,

Как в бронзовом море,

И Творцу поклоняясь,

Встречаю здесь зори.

 

И иду по дороге

Вдоль спелого хлеба,

И несут меня ноги

До райского неба.

 

Там легко и свободно!

Прекрасная доля -

Жить как Богу угодно,

Среди звёздного поля.

 

Так, родившись в столице,

Тоскую о поле,

О поспевшей пшенице

И песне на воле!

2002

 

Выбирают женщин-лошадей

По зубам, по длинным крепким ножкам.

По каким потом бежать дорожкам

Им придётся много - много дней?

2002

 

Подруги в кафе, обсуждая кино,

Мечтали: пусть в жизни всё сбудется!

Но брак без любви, как плохое вино, -

Всё стерпится, только не слюбится.

2002

 

В серых дебрях зимней тучи

Вдруг пробился луч кипучий

И спустился к нам с небес.

Мы влюбились и узнали

То, о чём и не мечтали,

В чём есть смысл и в чём есть вес.

 

Без любви всё в жизни скучно,

Серо, тускло, сверхнаучно,

Всё имеет свой расчёт.

Я люблю! Моя влюблённость

Побеждает монотонность

Дней и лет. Душа поёт!

2002

 

Бурным потоком мысли шумят,

Словно под током сосны гудят.

Спят все вокруг, но тревогою бьёт

Поезда стук да ночной самолёт.

 

Звёзды мерцают в холодной ночи,

Угли мигают в потухшей печи.

Кто там скрипит и на крыше шуршит?

Кто там трещит и над лампой жужжит?

 

Ноет в груди, - что там колет, болит?

Что впереди новый день нам сулит?

Может быть, надо мне печь затопить?

Может быть, надо воды вскипятить?

 

Тьма через окна за нами следит,

В чёрные стёкла так мрачно глядит!

Может быть, надо окна закрыть?

Может быть, надо чай заварить?

 

Окна закрыли от ночи - лисицы

Мы перекрыли стёкла - границы.

Лампа бросает на шторы свой свет,

Будто уж знает, что тьмы больше нет!

 

Печь накалилась, вода закипела,

Боль растворилась, душа осмелела.

Свежий душистый чай на столе -

Вызов лучистый ночи и мгле.

2002

 

Под коньками брызжет лёд.

Бег - скольженье, бег - полёт,

Бег - погоня, бег - борьба,

За мгновеньями - судьба.

 

За мгновеньями, вы знали,

Будут радость и медали,

Будут деньги, будет слава,

Что для жизни - всё забава.

 

В ней другие есть моря,

Паруса и якоря.

Славой их не получить,

За медали не купить.

 

Их нельзя ни обменять,

Ни в кредит на время взять,

Они больше, чем почёт,

Чем коньки и гладкий лёд.

2002

 

Мы летели в танце над землёй,

А над нами куполом раскрылось небо.

Завершив свой путь кармической петлёй,

Как хотелось нам божественного хлеба!

 

Без него нельзя познать дары:

Свет и благо, единение, свободу.

Без него мы у любой горы

На вершине видим смёрзшуюся воду.

 

Без него в реальном мире нет

Смысла, постоянства и блаженства.

Без него какой оставим след?

Как достигнем в жизни совершенства?

 

Хлеб насущный, - просим Бога, - дай!

Для желудка просим, для ума, для сердца?

Что мы просим? Пышный каравай?

Или чтоб к любви для нас открылась дверца?

2002

 

Упругое, гладкое тело

Блестящих и спелых плодов

Меня отвлекало от дела,

Просило восторженных слов.

 

Их сочная мякоть краснела,

Дразнила, влекла и звала.

Я к ним прикоснуться не смела,

Но краски с палитрой взяла.

 

И кистью по белой бумаге

Проникла в томатный секрет

Их силы и пылкой отваги,

Рисуя их аквапортрет.

2002

 

Куковали - куковали

Старые кукушки!

Столько лет мне нагадали

У лесной опушки!

 

Может, много, - может, мало

И сама не знаю,

Жизнь я встречами с любимым

До сих пор считаю.

2002

 

Кому ты нужен, старый дом,

Когда хозяева уходят

И там за вековым углом

В других мирах, быть может, бродят?

 

Кто для тебя они теперь

И чем для них остался ты?

Вернутся, - ты откроешь дверь?

И примешь ли от них цветы?

 

Что ты без них? Эпохи склеп?

А может, памятник мечтам?

Когда в тебе месили хлеб

И печь топили по утрам?

 

Что видишь ты вокруг себя

Сквозь запылённое стекло?

Ты помнишь, кто любил тебя,

Кого к тебе всегда влекло?

 

Скрипуч и молчалив ты стал,

Нет ни одной души живой,

Чтобы понять, как ты устал

От гулкой тишины немой!

2002

 

Лёгкая лодочка месяца ясного

В бархатном небе скользит.

День от объятий солнышка жаркого,

К ночи устав, мирно спит.

 

Скрылся от всех он под пóлогом времени

И не вернётся к нам вновь.

Новый придёт прорастающим семенем

В веру, надежду, любовь.

2002

 

Распустило солнышко лепестки-лучи,

Греются под солнышком чёрные грачи,

Гнёзда вьют на дереве, прыгают, кричат

И, вспорхнув, всей стаею в синеву летят.

 

Покружив над деревом, у земли снуют,

Суетятся, бегают, червяков клюют.

И, взлетев над гнёздами, весело шумят,

В лепесточках-лучиках нежатся, галдят.

 

У весны и солнышка нет других забот,

Как за снегом мартовским растопить и лёд,

Как прогреть до донышка реки и пруды,

Как для лета нового пробудить сады.

2002

 

Хлюпает грязь под ногами дорожная,

Мысли тягучи, но горечи нет.

Истина жизни, порой невозможная,

Как среди чащи тропинка - просвет.

 

Солнечный луч улыбнётся, обрадует

Близостью света, свободой от тьмы.

Страхи невежества каплями падают,

Кто их иссушит? Я, или мы?

 

Трудно, бывает, за правду геройствовать,

Если вокруг очень много слепых.

Трудно, прозрев что-то, долго упорствовать,

Если мир полон всезнаек глухих.

 

Трудно идти, но тропиночка светлая

Вьётся, бежит за крутой поворот.

Птица - душа, словно песня заветная,

Спать не даёт, - всё в дорогу зовёт.

2002

 

Привыкшая к раздолью,

Весёлая родня

Встречала с хлебом-солью

У самого плетня.

 

Под поздравленья, крики

И залихватский свист

Вдруг грянул Мендельсона

Знакомый баянист.

 

И закружилась свадьба,

Шумела до зари,

Пока не погасили

Ночные фонари.

 

И пела, и плясала,

Гуляла как могла,

А поутру устала,

Притихла, спать легла.

 

Родня была довольна,

Что свадьба удалась

И что шпана, невольно,

Сегодня не дралась.

 

А для шпаны день свадьбы

Принёс большой раскол.

Эх, кабы раньше знать бы

Кто гол, а кто - сокóл!

 

День свадьбы был ударом, -

Их лидер, шеф, дружбан

Весь день ходил "под паром",

Был мрачен, но не пьян.

 

Он, командир не робкий,

Зачем позвал дружков?

Неужто из-за водки

И сладких пирожков?

 

Зачем? - Об этом знали

Жених, невеста, он.

Они семьёю стали,

Он понял - побеждён.

 

Хотел им ад устроить,

Пришёл, да не посмел,

Не смог им пир расстроить, -

Наверно, повзрослел.

2002

 

Арбузным запахом и выцветшим асфальтом

Меня встречала в августе Москва.

Автомашины, проезжая, пели альтом,

Дрожала пропылённая листва.

 

Домов, смотревшихся в речной прохладный локон,

Тянулся разноцветный, длинный ряд

И обожжённые на солнце стёкла окон

Оделись в позолоченный наряд.

 

Прогретый летом, светлый, звонкий город

Спешил, бежал, толкался и бурлил.

Он был, одновременно, стар и молод,

Скорбел, смеялся, спорил и шутил.

 

Я огляделась, тёплый дождь собою

Умыл асфальт и освежил листву,

Окрасил стёкла окон синевою

- Вернулась я и снова здесь живу!

2002

 

Первое июня встретило теплом,

Оказалось светлым, тихим летним днём.

Разбежались тучки в дальние леса

И в саду звенели птичьи голоса.

 

Что-то изменилось, будто бы, вокруг.

Может, небо краски поменяло вдруг?

Может быть, раскрылись новые цветы?

Или мне сегодня улыбался ты?

 

Что-то изменилось, будто бы, во мне,

Словно я умылась в солнечном огне,

Словно вдруг рассталась с вешней суетой.

Где она осталась? За какой чертой?

 

Летний ветер гладил листья и траву,

А потом разгладил неба синеву.

Я с утра, как будто, что-то всё ждала...

Может, осень снилась и к себе звала?

2002

 

Сверкнула молния, а гром не прогремел,

Лишь, где-то далеко, ударив, прокатился. -

Он, видно, доказать мне захотел,

Что существует, не исчез, не скрылся.

 

Среди чернеющих, тяжёлых облаков

Клубилась сине-фиолетовая туча

И пал на землю ледяной покров:

Летела не дождинок - градин куча.

 

Летели льдинки с неба, били по цветам,

Стучали звонко в окна, прыгали по крышам

И на траве сверкали тут и там,

Будили в памяти тоску по лыжам.

 

И захотелось мне накатанной лыжни,

Морозца лёгкого, сверкающего снега, -

Как много радости дарили мне они! -

В душе возникли и восторг, и нега.

 

Купалась в памяти, а град все шёл и шёл,

Уж россыпь белых бусин у крыльца лежала,

Как будто кто-то вдруг с ума сошёл,

Как будто зимних дней кому-то мало!

 

Но вот закончил град стремительный набег

И туча дуться и клубиться перестала.

Я солнца не видала целый век!

Мне так его сегодня не хватало!

2002

 

Соседские огромные дома

Не поражали, а, скорей, внушали,

Что жизнь в них, хоть богата, но скучна,

Что их хозяева счастливых дней не знали.

 

Рациональность их была во всём:

В теплицах, в парниках, в разбивке сада

И разговоры их о том - о сём

Всегда велись к тому, что что-то было надо.

2002

 

Солнце село за синий лес,

В тот же миг мне тревожно стало,

Словно друг мой ушёл, исчез,

Словно что-то в душе пропало.

 

Ещё долго таял закат,

Проводив апельсиновый шар,

Истончался его наряд,

Растворялся небесный пожар.

 

Он угас, и зажглась звезда,

Как письмо от ушедшего друга,

И тревога уже не та,

И в душе прекратилась вьюга.

2002

 

Город, истомившийся от объятий лета,

От жары, слепящего солнечного света,

Изнемог без дождика, тучки, ветерка,

Но куда-то сгинули ветры-облака.

 

Пылью убелённые площади шумели,

Зноем утомлённые парки опустели,

Изнывали улицы, реки и пруды,

Ждали ветра, облака, дождевой воды.

 

Солнечные зайчики шпарили по окнам,

По, закрытым жалюзи, запылённым стёклам,

По толкучке рыночной, будкам телефонным,

По машинам, ехавшим в переулке сонном.

 

Птичкой еле видимой выплыл самолёт,

Пролетев над городом, сделал разворот

И зловещим облаком с рёвом подлетел,

Сбросил дождик жалящий и удрать успел.

 

От снарядов огненных занялся пожар,

Превратились в кладбище площадь и базар.

Расплескалось в городе много пенных рек

И пропали без вести сотни человек...

 

Город искалеченный плачет и кричит,

А в купели пламенной гнев его кипит.

Кто избавит жителей от слепых потерь?

Кто осудит жаждущих отплатить теперь?

 

Город изувеченный, в чёрный дым одетый,

Чьим-то злобным умыслом к мести разогретый,

Ждёт от мира мудрого помощи, пока

Боль не стала жадною гидрой на века.

2002

 

По ближней дороге спешили машины,

Скрипели, шуршали усталые шины,

Из города в город поток деловой

Струился - катился блестящей рекой.

 

За длинным забором машины мелькали,

Я видела их, а они и не знали,

Что кто-то стоит и за ними следит,

И, может быть, вслед им подолгу глядит.

 

Вдруг ветка качнулась, смотрю: за спиной

Средь завязей сливы сидит надо мной

Пронырливый стриж, с любопытством глядит

И сверху за мною тихонько следит.

 

Тут вижу: соседский зловредный котище

Под сливой уже распустил свой хвостище,

К стрижу подобравшись, уж прыгнуть готов

Охотник-хитрец из домашних котов.

 

Но в ту же минуту старуха-соседка,

Нахохлившись грозно как злая наседка,

Коту прокричала: "Паршивец! Домой!" -

Котище отпрыгнул в малинник стрелой. -

 

"Ведь, я за тобой очень долго следила!

А ты убегать? Ах, нечистая сила!"

От крика, гляжу, опустела и ветка:

Стрижа испугала старуха-соседка.

 

А там за забором в бетонной пыли

Машины шумели, теснились, ползли.

Друг друга они иногда обгоняли,

Гудели, фырчали и дальше бежали.

2002

 

Убелённый туманом предутренний лес,

Словно хитрым обманом, сквозь дождик пролез

И зовёт влажным взглядом к себе по грибы

Под берёзы, осины, орешник, дубы.

 

Первый солнечный луч пробежал по листве,

По кустам, по цветам, изумрудной траве

И в тумане молочном как будто застрял,

А туман, поредев, золотистым вдруг стал.

 

И величие леса открылось тут мне

В первозданной сакральной своей глубине,

И тропинки-морщинки на теле его,

Расплетаясь - сплетаясь, спускались в село.

2002

 
У розовой луны особый шарм

И нет мне дела до её окраски,

- Мы тоже иногда под общий гам

На лица надеваем чьи-то маски.

 

Вокруг луны красивый ореол,

Нет солнца и она уже в фаворе!

Не правда ль, часто все кричат: "Орёл!" -

Не в счастье, а когда случится горе?

 

На тёмном небе много светлых звёзд,

Луна взошла и сразу их затмила.

Нам для карьеры очень нужен мост,

Чтоб проявилась в блеске наша сила.

2002

 

Мы секатором старые ветви снимали

И трещала сухая кора,

А на ветках живых тихо почки шептали:

"Поскорей, нам раскрыться пора!"

 

Подобрав всё, что сняли, несли и бросали

В ненасытный и жаркий костёр,

Его искры не гасли, над садом летали

И язык у огня был остёр.

 

Мы в золу зарывали сырую картошку,

Чтоб испечь до вечерней зари.

Прогревалась земля от зимы понемножку,

Улетали от нас снегири.

2002

 

От молнии сосна сгорела,

Не то, чтобы совсем, дотла, -

Она высокой быть посмела

И тем гнев чей-то привлекла.

 

Её иголки все опали,

Остался лишь один скелет, -

В округе все об этом знали,

Не зная в чем её секрет,

 

Что так полвека простояла, -

Как пика, всем смертям назло!

А может, сил у молний мало?

Быть может, просто повезло?

2002

 

Три свечи передо мной:

Хочешь, выбирай любую!

Я по-разному толкую

В темноте их тёплый свет,

А из слов сложу букет.

 

Три свечи, как три судьбы, -

Выбирай себе любую:

Хочешь, сказку голубую;

Хочешь, розовый мираж;

Хочешь, с лодкой экипаж.

 

Три свечи, как три звезды.

Хочешь, старую большую?

Может, хочешь молодую?

Или ту, которой нет,

Чей ещё не виден след?

 

Три свечи, как три реки.

Хочешь, бурную в горах,

Или плавную в песках?

Может, ту, что каждый год

Закрывает жёсткий лёд?

 

Три свечи, как три пути. -

Можешь выбрать и идти!

Есть короткий путь простой,

Есть - нехоженой тропой.

 

Есть и путь, который снится:

Надо отпустить синицу

И, сумев открыть запоры,

Пересечь пустыню, горы,

Чащу, море и поля. -

Там поймаешь журавля.

 

Три свечи горят в ночи:

От одной огонь в печи,

От другой душа горит,

С третьей сердце говорит.

2002

 

Дождь долго и нудно идёт и шумит

И тучное небо сердито глядит.

Попрятались птицы, по гнёздам сидят

И тихо стоит под дождём старый сад.

 

Размыты дорожки от струек шальных,

Холодных, прозрачных, от неба седых.

Опавшие листья плывут по ручью

И я на байдарке поплавать хочу,

 

Чтоб ветер прохладный меня обдувал

И песни речные весь день напевал,

Чтоб видеть как рыба у борта плывёт

И солнце с рассветом из речки встаёт.

2002

 

Помню, в детстве на мосту,

Как на боевом посту,

Я стояла и смотрела сверху вниз на поезда.

Там дрожали и свистели,

И о чём-то тихо пели

Мне стальные провода.

 

Ленты рельсов всё сверкали.

Что они о жизни знали?

Как терпела их оковы, их давление Земля?

Мне железная дорога

Настучала очень много

Про далёкие края.

 

Светофоры вдаль глядели.

Для какой служили цели

Их большие, голубые, красно-жёлтые глаза?

Дальний поезд приближался,

Он гудел, гремел и мчался,

Как зелёная гроза.

2002

 

Клён весёлый после ночки

Расплясался поутру

И дрожат его листочки

И трепещут на ветру.

 

Он, качаясь, тянет ветки

Вверх, к бегущим облакам,

А они из серой сетки

Вниз летят к его рукам.

 

С ветром встретившись, взлетают,

Заполняя небеса,

И дождями орошают

Все соседние леса.

2002

 

Грозила туча за окном

И вторил ей весенний гром,

Он эту тучу плохо знал,

Но кое-что о ней слыхал.

 

Он слышал, например, о том,

Что ей не всякий нужен гром,

А, лишь, матёрый, грозовой,

Но не старик, а супер-бой.

 

Её округлые черты

Не затмевали высоты,

Где гром упорно молний ждал

И свет их с шумом догонял.

 

Она сверкала над землёй, -

Совсем он потерял покой,

Вокруг неё стрелял, стучал...

Она поникла, - заскучал

 

И, поворчав, ушёл к другой,

Такой же хмурой и большой.

Там снова стал стучать, шуметь

И хриплым басом песни петь.

 

От прежней тучи грозовой

Остался лёгкий, перьевой

Корабль, плывущий средь небес.

Как ветер дунул, - он исчез!

2002

 

Долго красным девицам,

Любушкам-голубушкам,

Дочерям - красавицам

Жить да подрастать,

А пока что девицы,

Любушки-голубушки,

В сад пошли - под яблоней

В куклы поиграть.

 

Рано красным девицам,

Дочерям-красавицам,

Наживать приданое -

Шить да вышивать.

Под тенистой яблоней

Лоскутками яркими

Дочки своих куколок

Стали украшать.

 

Подрастут красавицы,

Любушки-голубушки,

Выйдут за околицу

Путь себе искать,

А пока, под яблоней

Наигравшись с куклами,

Захотели дочери

Маме помогать.

2002

 

Дружно братья подрастали.

Кто был старше - точно знали,

Но не знали, кто умней,

Кто храбрей и веселей.

 

Маме братья помогали:

Грядки-клумбы поливали,

Выясняя, кто честней,

Кто важней и кто главней.

 

А когда соревновались,

Своей силой похвалялись,

Или хитростью-смекалкой,

Или гладкой, крепкой палкой.

 

Расправляясь с злой крапивой

Под кустами и под сливой,

Иногда они кричали

И друг друга оскорбляли.

 

А потом, наобижавшись,

Поскандалив и подравшись,

Дальше дружно подрастали,

Хохотали и играли.

2002

 

Солнышко вечернее спелой помидоркой

Закатилось за реку - там, за дальней горкой.

Распустило в реченьке лепестки-лучи,

А за горкой - зарево как огонь в печи.

2002

 

Как тяжело, порой, бывает

Преодолеть ночной кошмар,

Он страх и ужас вызывает

И давит как чугунный шар.

 

Сквозь сон такой пройти, прорваться,

Конечно, очень нелегко.

Возможно, проще страху сдаться,

Ведь, обезуметь так легко!

 

Возможно, проще плыть без вёсел

По воле ветра диких грёз,

Чтоб страшный сон тебя подбросил,

Ударил, закружил, унёс...

 

Унёс туда, где нет движенья, -

Есть образ жуткий, страх и ты.

Похоже, он - произведенье

Сил хаоса и темноты.

 

Но если так, - не стоит гнуться

Под тяжестью его утех.

В нас есть душа, чтобы проснуться,

И дух - он ужас обращает в смех!

2002

 

Костёр горел, трещал, дымил,

Выкуривал врагов,

А сад был полон свежих сил -

Кустов, цветов, плодов.

 

Враги пришли средь бела дня

Шуметь, кричать, пугать,

А сад, по ветру семеня,

Старался зрелым стать.

 

Враги притихли, уползли

И спрятались в норе.

Мы сад эдемский сберегли, -

Он ждёт нас в сентябре.

2002

 

В иголках золотистых

Запуталась заря,

В её одеждах чистых

Есть платье сентября.

 

Сосновый бор от света

Весь в дымке золотой,

Ещё он полон лета

С янтарною слезой.

 

Краснеет вдоль дороги

Стволов длиннющий ряд,

Как будто длинноногий

Сторожевой отряд.

 

Пушистые макушки

Игольчатых ветвей

Усеяли веснушки

От солнечных лучей.

 

Под рыжим, хвойным взглядом

Снуёт, шипит, пыхтит

Машин гудящих стадо. -

Куда оно бежит?

2002

 

Берёзы да ёлки вдоль серой дороги

Стоят, проплывают, летят.

Мы мимо газуем, - дорожные боги, -

Они на нас в окна глядят.

 

Для них перелески, овраги, полянки -

И дом, и родная семья.

Для нас - чистый воздух и песня тальянки,

Природа, родные края.

 

Их время считаем по кольцам на спиле,

По новым побегам, плодам. -

Своё, когда едем мы в автомобиле,

Порой, по дорожным столбам.

 

Судьба их зависит от солнца и ветра,

От ливней, зимы и весны,

А наша в дороге - от каждого метра,

Как в общий поток вплетены.

2002

 

Рано утром я проснулась,

Вышла на крылечко. -

Хорошо бы, если б рядом

Протекала речка!

 

Я могла бы в ней купаться

И нырять, и плавать...

Посерело. Где же солнце?

Дождик начал капать.

 

Посвежело. Потянуло

Холодом из сада.

Улыбнулась. Нет здесь речки?

И не очень надо!

 

Сад вздохнул и встрепенулся,

Продышался светом,

Солнце вылезло из тучки. -

Жарко было летом!

2002

 

Поезд мчался сквозь чёрную, мокрую ночь,

Мы бежали, стараясь друг другу помочь.

Ливень с шумом хлестал, заливал всё вокруг,

На платформе под лампой желтел тусклый круг.

 

Мы по скользким ступенькам карабкались вверх,

Громыхала гроза, грохотал её смех.

По вагонам мы шли, свой пытаясь найти,

Мы промокли с тобой, но не сбились с пути.

2002

 

Одуванчик золотистый

Над грядой суровых гор

Распустил цветок лучистый,

Снежный осветив ковёр.

 

В синекрылом небе-птице

Смотрит солнца жёлтый глаз,

А в расщелине искрится

Речки голубой топаз.

 

И шумит, и вниз несётся

Её чистая вода,

А над ней - цветочек солнца

Да сонливых гор гряда.

2002

 

Застучали яблоки по дорожкам сада,

Красные, зелёные - сладкая отрада,

Раскатились спелые сочные плоды

И блестят под струйками дождевой воды.

 

Под тенистым пологом из листочков влажных

Много зреет яблочек, с виду очень важных,

Гордо подбоченившись, вниз они глядят,

А чуть тронешь веточку, падают - стучат.

2002

 

Питер встретил очень скверно:

Сер был, нищ и туп.

О себе же мнил, наверно,

Что России пуп!

 

Он был к нам высокомерен,

Холоден и груб,

Ночью хмур и суеверен,

И совсем не люб.

 

Для души моей свободной

Много в нём оков,

Много сырости погодной,

Проходных дворов.

 

Были в нём: вальяжность, леность

И придворный дух;

Европейская надменность -

Сдержан был и сух;

 

Блеск дворцов, прямолинейность

Улиц и мостов;

Подозрительность и ревность

От столичных снов.

 

Мы его по фильмам знали, -

Он был нам не рад.

Может, оттого, что звали

Город Ленинград?

2002

 

Опрокинув "Кровавую Мэри"

И отставив пропитый стакан,

Дама пнула скрипучие двери,

Её взгляд был надменен и пьян.

 

С хриплым смехом о чём-то спросила,

Распахнув меховое манто,

Раньше были и голос, и сила,

А теперь от ста грамм развезло.

 

Что осталось от прежней "легенды"?

Мифы? - Сплетни да денег мешок,

Старых фильмов трескучие ленты

Да от славы - терновый венок.

2002

 

Я знаю, что живу,

Когда вокруг бурлит

Река событий, впечатлений, новостей.

Тогда я на плаву

И жизнь моя кипит, -

В ней много планов, чувств, борьбы, идей, страстей.

 

Мне интересно то,

Что потрясает мир,

Душа ликует, возмущается, скорбит.

Политика - лото,

Бильярд, картёжный пир

И колыбельная, и ложь, и динамит.

 

Весь мир вмещаю я,

Как будто есть предел

Его конфликтам, эволюции, мечтам!

В том мире - жизнь моя

И грубый передел

Границ, религий, власти. - Что я им отдам?

 

Пожалуй, ничего

Войне я не отдам,

Она жестока, кровожадна и слепа.

Ей хочется всего,

Она - и здесь, и там -

Самонадеянна, сварлива и глуха.

 

Как хочется мне взять

И вытеснить её

Из мира своего и из судьбы своей.

Я не желаю знать

Её и про неё,

И чем опять война грозит семье моей!

2002

 

Мне критик - не начальник и не брат,

Не друг сердечный, не судья, не бог.

Со мной судиться, может быть, и рад!

Он сам писал бы, если б только мог.

 

Пока пишу, есть хлеб и у него,

Готов он каждую строфу загрызть.

Задело б, может, мнение его,

Когда бы в нём был свет, а не корысть.

 

"Общественное мнение" - песок,

Сквозь пальцы времени пройдет как пыль,

Продажных слухов хамский голосок

Умрёт однажды, не испачкав быль.

2002

 

Я видела во сне седое море,

Спокойное у линии прибоя.

Издалека, как будто волнам вторя,

Звучала песня, может быть, гобоя.

 

А, может, эту песню пел мне ветер,

Средь сероглазых облаков гуляя?

А, может, царь морской мне в сердце метил,

Со дна о чём-то тихо напевая?

 

У горизонта не было границы

Меж водной гладью и небесным сводом,

Под крыльями небесной серой птицы

Кружились волны серым хороводом.

 

Сбиваясь в стаю, облака мрачнели,

Поблек песок и потемнела галька,

Как будто на гигантской карусели

Летела и кричала чаек стайка.

 

И было в седовласом море что-то

Тягучее, тяжёлое, стальное. -

Оно влекло к себе, но отчего-то

Таилось, словно чудище лесное.

 

Я позвала его, - исчезли тучи

И всё вокруг как будто бы очнулось,

И волны зашумели, стали круче.

Я море синее увидела, - проснулась!

2002

 

В бронзовом шатре осенних листьев

Девочка сидела на бревне.

Сколько было в ней тревожных мыслей!

Как она мечтала о весне!

 

Ей казалось, что вокруг так много

Злобных и жестоких дураков.

Как сурова школьная дорога! -

Столько в ней обид и синяков!

 

Поскорей бы ей уйти из школы,

Чтоб не видеть никого из тех,

Кто ей в сумку вылил банку колы. -

Так противен был их гадкий смех!

 

Думала она, что в мире взрослых

Встретит много добрых к ней людей.

Думала, что в нём не будет чёрствых,

Жадных и завистливых друзей.

 

Ей хотелось, чтоб как в книгах было:

"Все за одного - один за всех!"

И тогда она бы всё забыла:

Класс, подруг и их дурацкий смех.

 

Лучик солнца на полозьях длинных,

Опустившись сверху налегке

Под шатер из веток тополиных,

Девочку погладил по щеке.

2002

 

У мира нет иной заботы,

Как думать о приходе дня

И о плодах своей работы,

И о тушении огня,

 

Но не того, что в Подмосковье

Горит, собой сжигая лес. -

Того, что и в средневековье

Тревожил гавани небес.

 

Святой огонь - огонь Творенья,

Огонь и веры, и любви,

Огонь, в котором вдохновенье

Черпает трапезы свои.

2002

 

Тяжёлые кисти рябины

Промёрзли вчера поутру,

Деревьев шершавые спины

Прогнулись на сильном ветру.

 

И ноет доска у порога,

Когда ты заходишь в наш дом,

И вьётся, и манит дорога,

Скрываясь в тумане густом.

 

Рябина вся в ягодах спелых

Стоит у калитки моей

И в листьях её поределых

Есть тайна холодных ночей.

 

Плоды её сладки и горьки,

В их соке и радость, и боль,

Морозные зимние зорьки,

Любви и надежда, и соль.

2002

 

Как закручена дорога

Между старых, пыльных гор!

И пугает нас немного

Её вьющийся узор.

 

Мы идём по ней, прижавшись

К жёстким стенам острых скал,

Ветер, вдоволь нагулявшись,

Обнажил их злой оскал.

 

На неверное движенье

Нам ответит камнепад,

Валунов больших паденье,

Сход лавин и снегопад.

 

Здесь за каждым поворотом

Ждёт финансовая мель

И фанфар не слышно что-то, -

Из наград есть только цель!

2002

 
На перекрёстке в полосатой куче

Лежали на асфальтовом ковре

Арбузы, но для дождика и тучи

Нефритами светились в серебре.

 

Прошла машина и слегка задела

Зелёно-полосатый спелый дом,

А дождик холил влагой своё тело

И ждал, когда сильнее вдарит гром.

 

Арбузы, покачнувшись, покатились,

Покрыв собою пыльный тротуар,

На серой скатерти его крутились,

Казался сверху каплей каждый шар.

 

И дождь, влекомый каплями земными,

С небес спустился в каплях водяных,

Но на земле он встретил их иными, -

Внутри тугих, зелёных сфер больших.

 

Дождю казалось, что был путь напрасным,

Он бился в полосатые бока

И вдруг ударом сильным и ужасным

Арбуз разбила мокрая нога!

 

Раздался треск, схлестнулись крик и страсти,

Погиб гигант на грязной мостовой,

Валялись в лужах сладкой неги части,

А дождь хлестал, как будто принял бой.

 

Он стих внезапно - понял, что свершилось!

Раз достучался - значит молодец.

Как много капель к свету возвратилось!

Дождь счастлив был, что тьме пришёл конец!

2002

 

Медно-красные и жёлто-золотые

Разлетелись листья по земле,

Будят в памяти мелодии простые

Об осенних свадьбах на селе.

 

Вспоминаются тенистые дубравы,

Нежный шёпот клёнов молодых,

Летних месяцев заботы и забавы,

Пенье птиц среди ветвей густых.

2002

 

В брызгах солнечно-лимонных

Лес берёзовый стоит,

Меж стволов подмёрзших, сонных

Лето тихо, мирно спит.

 

Листья - жёлтые сердечки, -

На ветру дрожат слегка,

А внизу у тёмной речки

Опустели берега.

 

Ветер сильною рукою

Спелых листьев наберёт,

Их потащит за собою

И, просыпав все, замрёт.

2002

 

Сентябрьский лес, - тропинки и полянки

Усыпаны осеннею листвой.

Пора к зиме готовить лыжи, санки

Для скоростной дорожки ледяной.

 

Открою Генделя, Шопена или Баха

И музыкой укутаю тебя,

И отрекусь от гнева и от страха,

Весь мир ругая и весь мир любя.

2002

 

Как много надо сил, чтоб пережить несчастье,

Преодолеть жестокость свежих ран, -

В них безысходность дней осеннего ненастья

И жутких снов тревожный караван.

 

С ним прошлое нам видится таким прекрасным,

Достойным гордой памяти, похвал,

А будущее - неизвестным, но ужасным

С ним в настоящем жизни нет - провал.

 

Несчастье трещиной проходится по планам,

По сердцу, по карьере, по судьбе.

Всё в мире кажется иллюзией, обманом

Не нужным нам - ни мне и ни тебе.

 

Сквозь боль представить трудно, что наступит время,

Когда оно отступит и уйдёт,

И под ногою вновь почувствую я стремя,

И новый день помчит меня вперёд.

2002

 

В кожаных куртках стая трескучая

Вновь будоражит сонный проспект.

Удаль хвастливая, сила кипучая -

Шумный протест против сладеньких "сект",

 

"Сект" мармеладно-медовых наставников,

Мамушек-бабушек, учителей,

- "Сект", прославляющих умненьких мальчиков -

Тихих, послушных, аморфных людей.

 

Ночь бороздя на конях двухколёсных,

С рёвом врезаясь в спящий квартал,

Юность, бунтуя, всех лживых и косных

Будит, зовёт на рокочущий бал.

2002

 

Мой дух желал, чтоб пышным было тело

И привлекательны округлые черты

И мне уже нет никакого дела

До всей рекламной и стандартной красоты.

 

Стандарт - предел для массовой культуры,

Весьма удобен для продюсеров толпы,

Он - потолок для той макулатуры,

Которую приемлем, лишь, когда слепы.

2002

 

Первый снег крупою белой

Выпал нынче в октябре

И рябине красной, спелой

Стало зябко во дворе.

 

Снег на ветки опустился

И тихонечко лежит,

И в кору ствола забился,

Притаился, будто спит.

 

На асфальтовой дорожке

Стайка бойких сизарей,

Поискав под снегом крошки,

С шумом прочь летит скорей.

 

И, нахохлившись средь веток,

Припорошенных снежком,

Всё глядит из белых клеток

На меня и старый дом.

2002

 

Белыми клочьями серая туча

Медленно, плавно на землю легла.

Листьев опавших промёрзшая куча

Ею укрылась, насколько могла.

 

Хлопья холодные долго летали,

Прежде чем где-то, спустившись, упасть.

Снежными птичками долго порхали,

Чтоб в снегопадной тиши не пропасть.

 

Манной небесной к земле припадали

Преображённые капли дождя.

Что о себе они помнили, знали?

Как выживали, сквозь небо летя?

2002

 

В ребристом гараже, закрытом на замок,

Скучала новая вишнёвая "девятка".

Вокруг валялся хлам: канистры, молоток

И ржавая сапёрная лопатка.

 

Машину не пугала тишина кругом,

Она ей не мешала и не раздражала.

Ей нравился сухой, прохладный, тёмный дом,

Она в нём не болела, не страдала.

 

В коттедже двухэтажном, рядом с гаражом

Страдала от тоски красавица-подруга,

Она купилась в этот щедрый, новый дом

На роль жены богатого супруга.

 

Сначала нравилось ей в этом доме жить,

Гулять по комнатам, звонить друзьям, знакомым,

Потом, вдруг, надоело "куклой Барби" быть,

Дом стал казаться ей, лишь, царством сонным.

 

Всё стало раздражать: машина, муж, гараж,

Сверхдорогие тряпки, ресторан, охрана, -

Всё есть, а жизни нет, вся жизнь её - мираж

Досадная и жалящая рана.

2002

 

Мне уже не хочется добреньких гостей,

Телефонных, вкрадчивых, липовых страстей.

Мне уже не хочется слушать всякий бред

О несчастных гениях - тех, которых нет.

 

Стаи воробьиные из ненужных слов,

Песни лебединые из сакральных снов, -

Эти птицы - спутники юности моей,

С масками и лицами всех врагов-друзей.

 

Отпущу на волю их - пусть себе летят,

Пусть на крыльях времени в прошлое спешат.

Мне ветра попутные дуют в паруса,

Новых, дальних пристаней слышу голоса.

2002

 

Скатертью нежной

С блеском хрустальным

Стелит зима над Москвой

Путь белоснежной

Ленты зеркальной,

Бывшей недавно рекой.

 

Сколько снежинок

Нежатся вместе

В мягкой перине полей!

Множество льдинок

Смешано в тесте,

Ярком от света лучей.

 

Снежное тесто

Солнца и снега

Долго месила зима,

Будто бы вместо

Вьюжного бега

Стала трудиться сама,

 

Будто устала

Прятаться где-то,

К нам возвратилась теперь,

Плотно закрыла

Знойного лета

Еле заметную дверь.

2002

 

Футбольный мяч летел и слышал крик,

И видел как толпа за ним бежала,

Потом, теряя силы, как-то сник, -

Толпа притихла, может быть, устала.

 

Он приземлился, подскочил, упал

И покатился, бег свой замедляя, -

В толпе, казалось, был еще запал,

Она к нему бежала, догоняя.

 

Вокруг он видел только пары ног,

Земля под ним от топота дрожала, -

Он вырваться от них уже не мог,

Толпа дышать и двигаться мешала.

 

Ну, навалились! Потные тела

Его к траве прижали и сдавили, -

Спасла его счастливая судьба,

Раздался свист и мяч освободили.

 

Подняли, отряхнули, понесли,

Он слышал свист, толпа опять вопила, -

Его ударом сильным вознесли,

Он полетел, в нём были мощь и сила!

2002

 

У неё был клёвый вид:

Классный, новенький прикид,

Тачка, папа не простой

И браслетик золотой.

 

Он считал себя красивым,

Обаятельным, не хилым,

Не глупее всех других -

Денежных мешков крутых.

 

Он за нею увивался,

Но в любви не признавался,

Он считал, что пусть мечтает

И в мечтах своих порхает.-

 

Эта "рыбка золотая"

Ещё очень молодая!

Знал, что дело будет в шляпе,

Если стать полезным папе.

 

Папы вот таких принцесс

Ненавидят всех повес, -

Любят тех, кто смотрит в рот,

Комплименты им поёт,

 

Ловит каждое движенье,

Проявляет уваженье

И показывает тем,

Что уже доволен всем.

 

Он придумал ловкий план,

Чтоб стать тем, кто будет зван

Соискателем в зятья -

Тихим парнем для битья,

 

Чтобы "рыбкин" папа мог

Думать дальше, что он - бог,

Что большой авторитет

И что равных ему нет.

 

Будет он для папы славным,

Чтоб потом стать самым главным.

Сможет он их всех подмять,

Чтоб бразды правленья взять.

 

- Так он думал на досуге

По пути к своей подруге,

К той, которую желал,

"Золотою рыбкой" звал.

 

Мне он был не интересен,

Но - что делать? - мир так тесен!

Может нужен мой рассказ

Без имён и без прикрас?

2002

 

Московские дворы,

Засыпанные снегом,

Притихли до поры

С капельным звонким бегом.

 

Снежок скрипит - трещит,

Синеет тонкий лёд

И дворник не спешит,

Когда тот лёд скребёт.

 

Ребята во дворе,

Как много лет назад,

По ледяной горе,

Играя, вниз скользят.

 

По гаражам стучат

Весёлые снежки,

Под санками хрустят

Промёрзшие комки.

 

Дорожка меж домов

И свет вечерних окон,

И тайны детских снов -

Мой старый, тёплый кокон.

2002

 

Сугроб обмяк, осел и потемнел,

Как клок сырой, испачкавшейся ваты,

А в снегопад как царь на троне сел,

Одетый в ослепительные латы.

 

Он был высокомерен и высок

В плаще холодном, длинном, белоснежном,

Теперь же покосился и прилёг,

Уж не казался воином прилежным.

 

Ещё недавно вряд ли кто-то мог,

К нему приблизившись, сухим остаться,

Но возвышения недолог срок,

- Придётся в грязной луже поплескаться.

 

Он понял всё, когда к нему пришли

С лопатами и новою метлою,

Его забрали, сняли и смели, -

Он оттепель запомнил силой злою.

2002

 

Зимнее ночное небо

Над уснувшею Москвой,

Будто сыплет крошки хлеба

От буханки снеговой,

 

Будто накормить нас хочет

Снежным хлебушком зимы

И летит к нам среди ночи

Он из облачной сумы.

 

Раскраснелось небо ночью,

Отражая свет огней:

И рекламных - ярких, сочных,

И фонарных - побледней.

 

Розовея, заглянуло

К тем, кто ночи напролёт

Из муки пшеничной, белой

Свежий хлеб для нас печёт.

2002

 

Ещё вчера в снегу пушистом

Как будто нежилась земля,

В его объятии лучистом

Укрылись тёмные поля.

 

Они так празднично блистали

Под нежно-голубым платком, -

Заранее, наверно, знали,

Что с ними станется потом.

 

Вот по обочине дороги

Уже вдоль поля мы идём,

Нас вскоре встретит на пороге

Наш старый загородный дом.

 

Дошли. Распахнута калитка,

От яблонь тени на снегу,

Витиеватый след, как нитка,

Оставлен птицей на бегу.

 

И стало зябко от чего-то,

Пока мы до крылечка шли.

Возможно, ждал нас долго кто-то

С тех пор, как осенью ушли?

 

Друг друга взглядами мы грели,

Горячий, крепкий пили чай

И вдруг в углу сверчки запели,

А ночью снился жаркий май...

2002

 

Чем привлекает летний дом

Вдали от толкотни столичной?

Быть может, в нём есть добрый гном -

Душа компании отличной?

 

К нему спешу приехать я,

Чтобы вобрать дыханье сада.

Ему - полвека, он - моя

Забота, память и отрада!

2002

 

Как прекрасна эта вьюга!

В окна бьёт лохматый снег

И как будто от испуга,

Ускоряет свой забег.

 

Ветра снежная подруга! -

От крылечка до ворот

Намела сугробы вьюга

И метёт, метёт, метёт...

 

Уж до окон снег добрался,

Им укутан весь наш дом, -

Не на шутку разгулялся

Вьюжный ветер за окном!

 

Всё пронизано движеньем,

Всё кругом белым-бело!

Снежным, ветреным круженьем

Всё сегодня занесло!

2002

 

Зима раскочегарилась,

Распелась - расшумелась,

В небесной бане парилась

И вот в сугроб уселась,

 

И, покачав скрипучими,

Холодными стволами,

Играла долго сучьями

И тонкими ветвями.

 

Покрыв деревья инеем,

За окна принималась, -

Хрустально-бело-синими

Цветами увлекалась.

 

Сосулек наморозила,

Гуляла в шали снежной

На реки льда подбросила,

Была то злой, то нежной.

2002

 

У позёмки ледяной

Нет дорожки беговой,

Но зато есть шквальный ветер

И морозец небольшой.

 

У заснеженных домов

Нет красивых парусов,

Но зато холодный ветер

Не пробьётся сквозь засов.

 

Нету денег у меня,

Но зато моя родня

Не пускает их на ветер

И не мучает себя.

 

У тебя есть ты да я,

У меня есть ты да я,

Наши дети - свежий ветер,

Все мы - дружная семья.

2002

 

Туча серая собою

Заслонила горизонт.

Где же небо голубое?

Вместо неба - серый зонт.

 

Посеревшими глазами

Смотрят окна в тусклый мир.

Отчего же воробьями

Был устроен шумный пир?

 

Эта бойкая ватага

Разбудила всех вокруг!

Подняла свой хвост дворняга,

Лезет, рвётся в птичий круг

 

И пошла кружиться драка:

Щебет, лай, соседский крик!

Злится, крутится собака...-

Почему конфликт возник?

 

Белый дом стал серой башней,

Под ногами - тусклый лёд

И тяжёлый день вчерашний

Давит сердце, словно гнёт.

 

Только что-то вдруг случилось:

Из скучавших облаков

Разлетелось, просочилось

Много снежных мотыльков.

 

С ними туча вниз спустилась,

Превратилась в мягкий снег,

Побелела, испарилась -

Был окончен тучный век!

 

Драка, стихнув, прекратилась.

Среди снежных мотыльков

Щебетала, копошилась

Стайка дерзких воробьёв.

 

Солнце веером раскрылось,

Снег подтаял и застыл.

Час, когда всё приключилось,

То ли не был, то ли был...

2002

 

Скребёт, скребёт лопата

С асфальта снег и лёд,

А рядом - птичья стая

Нахохлилась и ждёт.

 

Кричат: "Возьми нам крошки

И выходи скорей!" -

Они боятся кошки

Но скачут у дверей.

 

Мне видно из окошка

Как сквозь кусты ползёт

Проказливая кошка,

А дворник всё скребёт.

 

Пришлось спуститься к птицам,

Кормлю их, а народ

Ворчит и хмурит лица:

Чего он там скребёт?

 

Соседкам интересно,

Одна к нему идёт:

"Пускай нам скажет честно,

Зачем асфальт скребёт?"

 

Но дворник, парень крепкий,

Мотает головой.

Выслушивать соседку,

Наверно, не впервой?

 

Судачить надоело:

"Видать, зазнобу ждёт.

Ну, раз такое дело,

Тогда пускай скребёт!"

2002

 

Серебристые, дивные ночи!

Свежий снег так блестит в тишине,

Что мне чудятся тёмные очи

И их взгляд, обращённый ко мне.

 

В нём я вижу любовь и улыбку,

Беспощадную участь для зла,

Слышу арфу, рояль или скрипку

И изгнание князя-козла.

 

Взгляд как кладезь духовного хлеба

Полон мудрости звёздных миров,

Заполняет огромное небо

До предела, до самых краёв.

 

Я, весь мир и себя познавая,

Постигаю Его самого.

Я - частица Его неземная,

Уникальность земная Его.

2002

 

Сердце ласточкой взлетело

И на краешке небес

На минуточку присело,

Прежде, чем спуститься в лес.

 

Лазуритовые дали!

Как они меня манят!

Вы когда-нибудь видали,

Как созвездия летят?

 

Их полёт нельзя заметить

В ночи звёздные с Земли,

Можно, лишь, сквозь время встретить

Внеземные корабли.

 

Где-то там они взлетают

Меж секундовых частот,

Над Землёю зависают,

А к утру - опять в полёт.

2002

 

На золотой струне мне солнышко играет,

А на серебряной летит луна,

На медной - слава деньги собирает,

А на янтарной плачет гордая сосна.

 

На огненной струне шаман-костёр колдует,

А на песчаной - мне поёт река,

На шелестящей - ветерок танцует,

С ним путь-дорожка и прохладна, и легка!

2002

 

Когда пишу, ищу слова простые,

Чтоб можно было миру подарить,

Лишь, мысли зрелые и смыслом налитые,

Которые готова воплотить.

 

Когда читаю каверзные строки

Бессмысленные в сущности своей,

Я понимаю, что поэт торопит сроки,

Выносит в свет, лишь, проблески идей.

2002

 

Распахнулись в небе тучи

И открылись небеса,

И спустился самый лучший

Луч гиганта-колеса.

 

Раскрутившись по спирали,

Закрутившись как юла,

Из такой явился дали,

Где давно я не была.

 

Так давно, что трудно вспомнить

Где и как я там жила,

Не могу уже припомнить

Что умела, что могла.

 

Луч пыльцой меня укутал

Как вуалью золотой,

Все сомнения распутал,

Передал: "Пойдём домой!"

 

В миг покоя и блаженства,

И нежнейшего тепла

Захотелось совершенства,

Поняла, зачем жила.

 

И что сил во мне немало -

Хватит на тяжёлый век,

Просто я вчера устала,

Как нормальный человек.

 

В тот же миг легко мне стало,

Вновь душа моя сильна,

Мир напрасно я ругала, -

Далеко ему до дна!

 

Луч пропал, как не бывало.

Набежали облака.

Что сегодня я узнала? -

Что тропинка нелегка.

2002

 

Она спросила: "Как ты без меня?"

Он ей ответил: "Вспоминал всё время!

Но ты же знаешь, что жена, родня -

Такое тяжкое ярмо, такое бремя!"

 

Она спросила, локон теребя:

"Так почему не позвонил ни разу?"

Он ей ответил: "Я люблю тебя!

Зачем звонить? Освобожусь - приеду сразу!"

 

Она молчала. Он ей: "Что молчишь?

Ты мне не веришь? Я и так в замоте!

Ну, перестань! Пойми меня, малыш, -

Я так устал и от жены, и на работе".

 

Она сказала: "Ладно. Отдыхай" -

Подумала: "Мне до жены нет дела!"

Он попросил: "Меня не забывай!" -

Подумал: "Чёрт с тобой! Как ты мне надоела!"

 

Она швырнула трубку. Муж спросил:

"Ты с кем сейчас так долго говорила?"

Она в ответ: "Ты что вообразил?

Меня подслушивал? Прекрасно! Очень мило".

 

В другой квартире на другом краю

Заснеженного сонного квартала

Жена съязвила: "Ты с ней как в раю!"

Он ей ответил злобно: "Меньше бы болтала!"

 

В семейных клетках без любви живут,

Как окольцованные кем-то птицы,

Чужие люди. Что от жизни ждут?

И с чем ещё они готовы примириться?

2002

 

Веткой жёлтых хризантем

Попрощалась осень,

Раздала подарки всем.

Что себе попросим?

 

Для себя я попрошу

Луковых косичек,

Да муки - месить лапшу,

Да опят - лисичек.

2002

 

(Посвящается Д.Г.)

Светлый образ прошлого я тебе дарила,

Яркий образ радости я тебе творила.

Как царевну спящую ты меня будил,

Как девчонку за руку в парк гулять водил.

 

Сколько нами пройдено солнечных аллей,

Сколько нами встречено недругов-друзей,

Сколько нами видено храмов и икон,

Сколько раз нас радовал колокольный звон!

 

Сколько раз мы солнышко по утрам встречали,

Сколько раз друг друга мы в путь благословляли,

Сколько раз пытались нам место указать,

Чтоб не смели лишнего думать и писать.

 

Сколько было праздничных и печальных дней,

Сколько над коляскою провели ночей,

Сколько было проводов, и разлук, и встреч!

Все года ковали мы наш духовный меч.

2002

 

На нитке времени, как бусины, года

Нанизаны мной в прошлом друг за другом,

В них были счастье, безысходность и беда,

Познание себя и встречи с другом.

 

В них были гнев, тревога, страх и боль,

Прозрения и радость вдохновенья.

Теперь я знаю: сущность жизни, соль -

Любовь, семья, моих детей рожденья.

 

Что есть у нас, когда приходим в мир? -

Любовь, наследственность, идея и свобода.

Кто не изнашивал, не протирал до дыр

Всё за соблазн какого-либо года?

 

Что мы теряем, что привносим в мир

И от чего готовы отказаться?

Когда клюём мы на бесплатный сыр?

Когда за истину, за честь готовы драться?

 

Где и на чём нас можно подловить,

Чтоб искушение мы приняли за пряник,

За шанс безбедно и прекрасно жить,

За обещание, что каждый день там - праздник?

 

Как жадный человек бывает глуп!

Как верит он в удачу, в "сделку века"!

И как легко готов он скушать суп

Для верящего в сказки человека.

 

Как мчится он на жирный червячок

Обогащения! Как им играют страсти!

Сажает годы жизни на крючок,

Оказываясь в чьей-то жадной власти.

2002

 

На высокой длинной ветке,

Припорошенной снежком,

Две синички - две соседки

Спор вели о том, о сём.

 

Щебетали - щебетали,

Вдруг, вспорхнули и их нет!

Улетели и пропали,

Лишь, на ветке - бледный след.

 

Я их больше не встречала.

Чем закончился их спор?

Ну, а ветка не скучала, -

Там с утра пел птичий хор.

2002

 

Качается, качается

Берёзка поутру

И, будто бы, печалится,

Что мёрзнет на ветру.

 

А, может, только кажется,

Что ветер ветки гнёт?

А, может, эта парочка

Друг к другу страстно льнёт?

 

Он, кажется, запутался,

Войдя в ветвистый дом,

А ствол её укутался

Подаренным снежком.

 

Его дыханье нежное

Ей ветки теребит

И одеяло снежное

К её стволу летит.

 

Качается, качается

Берёзка на ветру,

А ветер, словно кается

Ей в чём-то поутру...

2002

 

Зимний автобус. Лязгнули двери.

Кто-то злорадно ворчит.

Люди толкаются, рвутся как звери

К тем, кто уже в нём сидит.

 

Вроде, вскарабкались, двери прикрыты,

Пар от дыханья клубит.

Плотно телами ступени забиты,

Кто не стоит, тот висит.

 

Дёрнулись. Тронулись. Встали. Застыли.

Что-то водитель кричит.

Дряблые двери с шумом закрыли,

Пол под ногами скрипит.

 

Заиндевевшие стёкла не тают.

В тесной согревшись толпе,

Все разомлели, скучают, болтают,

Дремлют, мечтают себе.

 

Грузно качнувшись, снег подминая,

Очень довольный собой

Зимний автобус, путь освещая,

Вёз пассажиров домой.

2002

 

Белое поле, как снежный пирог,

Дачный участок, как снежный кусок,

Еле приметен на поле большом,

Плотно укрытым холодным снежком.

 

В поле следы от стихийных дорог, -

Кто-то приехал, но жить здесь не смог.

И опустевшие гнёзда-дома

Ждут, когда снова наступит весна.

 

Ели упёрлись в небесную высь.

Где ты? Зачем здесь? Вернись, оглянись.

Сердце тревожно забилось, любя,

Видно, сегодня заждалось тебя.

 

Где-то в деревне послышался лай.

Слышишь, как ветер кричит: "Догоняй!"

Поезд за лесом гудит: "Я иду!"

Сердце моё тебе шепчет: "Я жду".

2002

 

Картинка дёрнулась, померкла и застыла.

"Ну, вот!" - Она подумала, - "Завис!"

В компьютере была такая сила,

Что пустяком казался компромисс,

 

К которому пришла она однажды,

Сама с собою прекращая разговор

О том, что замуж собиралась, - даже дважды!

Но всё разрушил неприятный спор.

 

"Зачем помолвки?" - Размышляла, - "Свадьбы?

Когда мужчин достойных рядом нет?"

Порой мечтала: "Хорошо бы знать бы,

Что брак продлится долго - много лет".

 

Ей иногда казалось, что вся жизнь - работа,

Поездки на работу и домой.

Кому нужны её любовь, забота?

Родителям, друзьям, себе самой?

 

Компьютер стал её соломинкой, спасеньем

В огромном мире деловых людей,

Он ей служил и отвечал терпеньем

На всплеск её технических идей.

 

Alt - Ctrl - Delete... - Она его будила.

Он загудел и загружаться стал.

Файл не пропал! - Как это было мило!

Он понимал её, хоть от неё устал.

2002

 

Окаменевшая земля

С пожухлою травой. -

Просторны зимние поля

С заснеженной тропой!

 

Она хранит следы машин

И тех, кто здесь бывал.

В канавках блики синих льдин.

Чей взгляд туда упал?

 

Быть может, это небеса

Взглянули из-за туч?

А, может, хвойные леса

Послали синий луч?

 

В лимонно-солнечных лучах

Гуляют облака,

Их тень купается в полях,

А поступь так легка!

2002

 

Серебристо-голубые

Заметелили снега,

Всё закрыли кружевные

Из снежинок облака.

 

Раскружились - раскрутились

И на ветреной волне

Приземлились и прибились

К замерзающей земле.

2002

 

Вела сквозь лес нас скользкая тропинка,

Не слышен за спиной был стук колёс,

На куртку села белая снежинка,

А к нам из леса вышел старый пёс.

 

Откуда взялся? Что ему здесь нужно?

Пёс отряхнулся, на тропинку сел

И вдруг залаял громко и натужно,

Как будто что-то доказать хотел.

 

Тут за спиной раздался женский голос:

"О, господи! Ну, что сидишь? Идём!"

Мы оглянулись: косы - спелый колос,

Её румянец полыхал огнём!

 

Она, казалось, вышла к нам из сказки,

Но взгляд её не нежен был, а строг.

Пёс мимо нас прошёл не без опаски,

На шпалы прыгнув, скрылся наутёк!

 

"А ну, вернись! Вернись, кому сказала!" -

Она кричала. Мы пошли вперёд.

Снежинка не растаяла, сверкала,

Собрав подруг узорный хоровод.

2002

 

"Послушай, милая, к чему весь этот спор?

Здесь нет трагедии, как, впрочем, нет и драмы.

Мне неприятен этот разговор, -

Я должен думать о здоровье мамы!

 

С тобой мне было хорошо всегда,

Мне ни к чему менять свои привычки.

Для перемен - не те уже года,

Я не позволю дом спалить от спички!

 

Да-да! Я знаю то, что говорю:

Начнётся плач, пелёнки, погремушки...

Ты думаешь, желанием горю

Выбрасывать все деньги на игрушки?

 

Когда ты повзрослеешь, наконец?

Не нужен мне никто: ни сын, ни дочка.

Решишь проблему - будешь молодец,

А нет - расстанемся, прощай и точка!" -

 

Он повернулся и ушёл куда-то,

Быть может, маму бедную лечить.

Она пошла звонить из автомата,

Желая, видно, рану исцелить.

 

Она, конечно, вскоре повзрослела

И поняла как слаб он был и мал,

К тому же мама, видимо, хотела,

Чтоб сын её отцом так и не стал.

2002

 

Солнце светит, но не греет,

Красит небо, снег и лес.

Где весна до марта зреет?

И куда весь дождь исчез?

 

Всем, конечно, всё известно

Про погодные дела.

Мне же просто интересно,

Отчего листва сошла?

 

Почему не возражала

Сильным натискам ветров?

Почему покорно пала

До прихода холодов?

 

Почему за миллионы

Долгих месяцев и лет

В листьях эволюционный

Не возник пока ответ?

 

Может, так природе надо -

Умирая, воскресать,

Чтобы знали мы - награда

Не заставит долго ждать!

 

Когда годы освещают,

Но уже не греют путь,

Помни: как снега растают,

Ты воскреснуть не забудь!

2002

 

Зима на ковре-самолёте,

Взлетая, бросает снежок,

Когда старый год на излёте

Готов выпить на посошок.

 

Когда год прошедший уходит,

Чтоб вскоре историей стать,

Он вьюжные песни заводит

И просит добром поминать.

 

Морозцем трескучим пощиплет

Чтоб меньше бродили одни,

И ночью метельной окликнет,

Чтоб вспомнили летние дни.

 

Чтоб помнили дни обновленья

В роскошном цветущем саду

В густом аромате цветенья, 

- Их было так много в году!

 

Готов он забрать всё, что было, -

Всё то, что готовы отдать.

Мы скажем: "Что было - то сплыло!

Зачем о плохом вспоминать?

 

Спасибо за то, что позволил

Вместить в себя наши дела,

Что нас ты ничем не неволил,

Что жизнь по секундам текла.

 

Спасибо за то, что узнали,

Как нам хорошо быть вдвоём,

За то, что с детьми не скучали,

За то, что не рухнул наш дом.

 

Спасибо, что были мы вместе,

Когда расставаться пришлось.

Спасибо, что важные вести

Принять от тебя довелось."

 

Зима, словно бортпроводница,

Сажает нас в свой снеголёт.

Нам с прошлым пора, уж, проститься -

Нас время грядущее ждёт!

2002

 

Взбудоражило - растревожило

Полнолуние душу мою.

Чем оно меня огорошило?

Может, тем, что его нет в раю?

 

Что же есть там? - Гармония света,

Плодородный и девственный край

И плоды развесёлого лета,

И богатый, большой урожай.

 

Может, есть там всё то, в чём нуждаюсь,

Когда нет тебя рядом со мной?

Иногда я себе в чём-то каюсь,

Но не нашей любовью земной!

 

Оттого не стремлюсь я к блаженству,

Что познали его мы с тобой

На нелёгкой тропе к совершенству

Между тьмой и мечтой голубой.

 

Мы познали его между печкой

И возможностью встать и идти,

Между сказкой с молочною речкой

И маршрутом большого пути.

 

Мы познали блаженство удачи

И рождения новых идей,

И в минутах покоя на даче

В окружении наших детей.

 

В первобытных мечтах о блаженстве

Среди вечнозелёных садов

И в телесно-здоровом нетленстве

Без забот, без хлопот, без врагов

 

Есть желание жить для награды,

Есть утопия, страхи и лень,

Ожидание вечной услады

За тяжёлый и праведный день.

 

Завершив путь по небу ночному,

Диск луны убежал за дома,

Мне оставив ночную истому,

Сердцу - радость и хлеб для ума.

2002

 

День и ночь мели метели

До восхода, до утра

И гудели, и свистели

Над сугробами ветра.

 

Всё смешав в процессе бега,

Всё окрасив в белый цвет,

Распылили тонны снега,

Может быть, на сотни лет!

 

Раскидали - разбросали

Снег по рощам и лугам

И позёмкою плясали

По дорогам и лесам.

 

Замели капоты, крыши,

Стёкла дремлющих машин

И шуршали, словно мыши,

По следам ребристых шин.

 

Оборвав остатки листьев,

Наломав сухих ветвей,

Старый парк снежком почистив,

Закружились веселей.

 

Танец был такой метельный,

Ветро-вьюжно-ледяной,

Как суровый мир отдельный,

Опредéленный зимой.

 

Отметелили метели,

Отгуляли все ветра

И зима на самом деле

Стала царствовать с утра!

2002

 

Девчонки-подружки, болтая, гуляли

Вдоль шумных, больших магазинов,

Которые гордо себя окружали

Толпой дорогих лимузинов.

 

Они зазывали, манили, дразнили

Огнями плакатов рекламных

И жадно глотали, вбирали, ловили

И званых гостей, и незваных.

 

В зеркальных витринах весь мир отражался:

Бегущий, снующий, спешащий,

А там за витринами шумно толкался

Народ, возбуждённо галдящий.

 

Девчонки-подружки недолго гуляли,

Болтали, мечтали, вздыхали, -

Вошли, растворились в толпе и пропали,

Но, может, уже не скучали.

2002

 

Помнишь, яркий день весенний?

Помнишь, тёплый день осенний?

А глаза июльских ягод?

Веток гибкий переплёт?

 

Помнишь, как стрижи летали?

А как молнии сверкали? -

Всё прошло. Снега залягут

И начнётся Новый год!

 

Будет всё - весна и лето,

Сад в листву, в цветы одетый,

Осень, дождь, мороз и холод,

Новый снег и Новый год!

2002


Электронная библиотека электронных изданий всех книг Л.Я. Вейнгеровой и Д.Д. Гурьева: 

 http://guryev.web-box.ru/ 



Версия для печати
Рейтинг@Mail.ru
Дневник в стихах (1991 - 1995) и мое прошлое, настоящее и будущее в рисунках.Дневник в стихах (2003 - 2004) и объекты Космических Учителей.Дневник в стихах (1970 - 1990) и фотографии мира, который я люблю.Подарок нашим читателямКарта моего сайтаДневник в стихах (1999 - 2001) и реальности Земли и Вселенной.Дневник в стихах (2002), реальности Земли и объектов Космических Учителей.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS